Четверг, 18.01.2018, 15:24
Истинно-Православная Церковь - Экзархат в Украине
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
ПОЖЕРТВОВАНИЕ
ПОМОЩЬ ХРАМУ
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку


SMS.копилка
Царская Служба

ПОСОВЕТОВАТЬ ДРУГУ
Категории раздела
Мои статьи [1]
Размещенное в Интернете [12]
Газетная публикация [1]
Книги [4]
Аудио [1]
Видео [0]
Молитвы [1]
ФАЙЛООБМЕННИК


Ещё ФАЙЛООБМЕННИК
ФАЙЛООБМЕННИК
Наш опрос
Московская Патриархия...
Всего ответов: 40

 Каталог: статьи, книги, аудио, видео
Главная » Статьи » Размещенное в Интернете

На горах Кавказа
Предисловие автора ко 2-му изданию

Книга сия написана при помощи Божьей с единственною целию возможно полнаго объяснения Иисусовой молитвы, которая, по согласному всех Святых Отец учению, есть корень и основание духовной жизни и вместе ея верх и совершенство. А потому и в нашем произведении вся сила речи преимущественно и направлена на разъяснение сего предмета. Молитву мы везде ставим выше всех добродетелей, между которыми равнаго ей, конечно на ея высших степенях, нет ничего. Она соединяет нас с Богом таким тесным и ближайшим союзом, что в ней мы бываем с Ним, по слову св. Апостола,"един дух" (1 Кор.6:17) и делаемся "общниками Божественного естества" (2 Пет.1:4). Конечно, такой близости и такого крайняго единения нашего духа с Богом не может быть нигде, кроме как в молитве, и ещё в достойном приобщении святых, животворящих, безсмертных Христовых Тайн.

Достигши благодатной, непрестанной молитвы, человек достигает, по учению св. Исаака Сирскаго, конца всех добродетелей, делаясь жилищем Святаго Духа:"пребывает в Боге и Бог в нем пребывает" (1 Ин.4:15- 16). Далее идти некуда и не за чем, потому что в Боге - конец всем нашим стремлениям, желаниям, чаяниям и ожиданиям. В Нём вечная жизнь и безконечное блаженство,- цель стремления всех разумных Существ.

Молитвою Иисусовою мы называем не иное что, как благоговейное призывание спасительнаго имени Господа нашего Иисуса Христа - во всякое время, при всяком занятии и во всяком месте, кому и как можно, по своим силам, усердию и произволению. Сие бывает возможно нам всем - всякаго звания, пола, возраста и состояния. "Несть бо на лица зрения у Бога" (Рим.2:11). Как о сем сказано в житии Фессалоникийскаго Святителя Григория Паламы (См. Русское Добротолюбие Епископа Феофана, 5-й том - на 3-х последних страницах). Только при этом требуется, елико по силе, благочестивая жизнь, так как, по слову Писания, в злохудожную душу не внидет Премудрость. Сие спасительное призывание имени Иисус Христова, действуемое в чувствах глубокаго покаяния, смиренном сердце и чистом помысле, даёт нам возможность пребывать во исполнении первейшей заповеди Господней - в Его Божественной любви.

В действии своем молитва Иисусова есть таинственное общение и единение наших душ с Господом Иисусом Христом - Источником живота,- в чём собственно и состоит наша истинная жизнь - временная и по преимуществу вечная. А по своей внутренней силе она есть любовь Божия, освящение сердца, примирение с Богом, исповедание веры,- пища души и наше блаженство.

Но у многих естественно может возникнуть вопрос: "почему же именно выставляется здесь молитва Иисусова, то есть ко Господу Иисусу Христу, когда составлено святыми отцами множество других молитв, употребляемых святою Церковию - во спасение верных чад ея"?

Это не потому, чтобы: Сын Божий преимуществовал в тройческом единстве Божества, но потому, что Он стяжал нас Богу и Отцу честною Кровию Своею и есть наш Спаситель и Примиритель с Божественною правдою. Он принял в свою Божественную личность наше естество, искупил нас от грехов наших своею жизнию, смертию и воскресением; понёс за нас наказание, которое неотложно лежало на нас за наши грехи - прародительские и свои личные. Сам искушен быв, может и искушаемым помощи (Евр.2:18).

А потому, по всей справедливости, и мы должны прежде молится к Нему.

Помимо Его недейственна и должна быть признаваема суетною всякая наша молитва. Во всех молитвах, возносимых от Земли на Небо, Он есть Посредник, Ходатай и Примиритель; только Им и через Него наши молитвы получают силу, и мы имеем доступ к Отцу Небесному и к Престолу благодати. И еже аще что просите от Отца во имя Мое - то сотворю: да прославится Отец в Сыне. И аще чего просите во имя Мое, Аз сотворю (Ин.14:13-14).

Мы, плотию рожденные на Земле, теперь имеем дерзновение называть Всемогущаго Бога Отцем Своим, тогда как ранее Пришествия на Землю Сына Божия никто не смел и отнюдь не имел права так называть Его. Но Сын Божий, соделавшись Сыном Человеческим, доставил нам это высочайшее благо. Все Апостолы особенно стараются внушить нам это чувство нашего сыновства к Богу.

Святой Апостол Иоанн Богослов учит: смотрите, какую любовь дал нам Отец, да чада Божия наречемся и будем (I Ин.3:1).

Про святаго Григория Синаита пишется в Добротолюбии, что он, прилежно прочитавши писания всех святых отец и тщательно всё разсмотрев, обсудив и сообразив, ещё же и в опыте своей жизни увидев несравненное превосходство Иисусовой молитвы, сокрытую в ней преизобильную Божественную силу, полное всецелое удовлетворение ею высших потребностей духа и совершенный покой своего сердца, что, конечно всё сие бывает от соединения нашей души с Господом,- заповедует всем, кто только желает быть участником вечной жизни, иметь всё усердие и старание о ея производстве приобретении.

Он сообщает, что многие из св. угодников Божиих, во всю свою жизнь занимались псалмопением, то есть, своё молитвенное служение Господу они исполняли чтением молитв, псалмов, канонов, тропарей и проч.; но к концу своей жизни, когда подходили к совершенству, то оставляли читательную молитву и всё ея разнообразие, а занимались исключительно Иисусовою молитвою, как собирающею воедино ум и все силы и чувства души и непосредственно соединяющею с Господом. Добавляет, что сие последнее, то есть Иисусова молитва, есть кратчайший и ближайший путь к Богу, а первый продолжительный, утомительный и не столь удобный.

И все писавшие о духовной жизни св. отцы и угодники Божии, не находили слов к достойному изображению всей высоты и необходимости молитвы. И это конечно потому, что при ея правильном производстве, когда она творится в покаянных чувствах, от сокрушеннаго сердца, в сознании своей духовной нищеты и виновности пред Богом и в чаянии Его Небесной помощи, бывает сочетание нашего сердца с Господом. А сочетание сие, по разуму св. отец, есть самая высшая степень на пути к вечному спасению, потому что, сочетавшись своим внутренним существом, посредством молитвы, с Господом, в Котором источник живота, мы уже не можем быть лишены вечной жизни, имея в самих себе саможивот и самосущее жизненное начало. Потому-то Симеон Новый Богослов, и говорит, что если мы здесь, в этой жизни не увидим Господа, то и никогда не увидим; если здесь не соединимся с Ним, то и никогда не соединимся. Но увидеть Господа и соединиться с Ним нельзя без благодатной молитвы.

Нет сомнения, что и всякая другая молитва, составленная святыми отцами, Богодухновенна, Божественна и причастна благодатной силы, по мере нашего должнаго к ней отношения; но при своей, более или менее многосложности, не имеет той лёгкой удобности, чтобы можно было читать её постоянно, во всякое время, при всяком занятии и на всяком месте. Не смотря на свою краткость, молитва Иисусова заключает в себе естество, принадлежащее Сыну Божию как по домостроительству нашего спасения, так и по Его Божественному, Ипостасному состоянию.

Исповедуя Его Господом и Сыном Божиим, мы признаём Его истинным Богом, единосущным Отцу и Святому Духу, а называя "Иисусом Христом" и прося: "помилуй нас", исповедуем таинство домостроительства, которое было благоугодно Ему совершить, нас ради человек и нашего ради спасения; признаём Его своим Спасителем, Который только один и может спасти нас. А в этом, как известно, и состоит вся сущность нашей Христианской веры, Евангелия и всего Христова учения. Св. Иоанн Богослов, оканчивая своё Евангелие, говорит: "сия же писана быша, да веруете, яко Иисус есть Христос, Сын Божий, и да верующе живот имате во имя Его" (Ин.20:31). Словом,- молитва Иисусова соединяет нас с Сыном Божиим ближайшим образом и в Нём делает причастными вечной жизни, которая по слову св. Апостола и заключается в Сыне Божием "в Том живот бе" (Ин.1:4).

Но всем, доселе сказанным в похвалу Иисусовой молитвы, по-видимому как будто охуждается всякий иной вид нашего моления, прошения, молитвословия, церковнаго последования, псалмопения и проч. К тому же и Апостол говорит: "всякою молитвою и молением молящеся на всяко время духом" (Еф.6:18).

На всё это в книге Паисия Величковскаго на странице 80 написано так: "Не мни же сего, благочестивый читателю, яко отводяще нас святии Отцы от многаго внешняго пения и повелевающе умному деланию обучатися, наносят порок псалмам и канонам. Не буди то; зане от Духа Святаго предана суть сия Святей Церкви, в Ней же вся священнодействия хиротониею оглавляется, и всё таинство смотрнния Бога Слова, даже до второго Его пришествия, купно же и нашего воскресения, в себе носят. И несть что в церемонии церковной человеческо, но всё благодати Божия дело, не имущее достоинствам нашим приложения, ни паки грехов ради наших коего умаления. Но нам слово не о чинех Святыя Церкви, но о еже во особности коегождо от монахов правил же и жительстве есть, сие есть о умной молитве, яже тщанием, и сердечною правостию обыче привлекати благодать Духа Святаго, а ни едиными словесы псаломскими, кроме внимания умнаго устнами точию и языком поемыми. Якоже рече Апостол; хощу пять словес умом моим рещи, нежели тму языком. Подобает бо первое таковыми пяточисленными словесами очищати ум и сердце, глаголящи присно во глубине сердечней: Господи Иисусе Христе Боже наш, Богородицы ради помилуй мя, грешнаго, и тако восходити на пение разумно: понеже всяк новоначальный и страстный может разумно сию молитву в блюдении сердца действовати, пения же никако, дондеже не предочистится сею. Сего ради сей святый Григорий Синаит, всех святых жития и писания и художества духовныя паче всех живущим в нём Святым Духом тонкочастне испытав и разсудив, всё тщание о молитве уставляет имети. И паки, той же Дух и дар имущи, святый Симеон, Солинский Архиепископ, заповедует и советует Архиереям, Священникам, монахам же и мирским всем, на всякое время и час глаголати и дыхати сию священную молитву: нест бо,- рече со Апостолом," крепчайшаго оружия ни на Небеси, ни на Земли, паче имени Иисус Христова".

Церковь Христова, назданная на основании Апостол и Пророк, сущу краеугольну Самому Иисусу Христу (Еф.2:20), имеет стоять непоколебимо до скончания века на Своём вечном основании, которое есть Иисус Христос. Всё в Ней учреждённое Духом Святым, должно быть исполняемо нами безпрекословно, как дело Божие, установленное нашего ради спасения.

Вне Церкви спасения нет нигде и никому, как и во время всемирнаго потопа нигде было нельзя спастись от смерти, как только в одном Ноевом Ковчеге.

Молитва Иисусова, как внутреннее общение нашей души с Господом Иисусом Христом, таинственное единение с Ним нашего духа, отнюдь не идёт в разрез сему, но всё сие утверждает и проницает своим духовным влиянием; на всё проливает силу, свет и жизнь, содержит на себе, будучи всему этому основанием, Господь Иисус Христос, призываемый сею молитвою, есть Царь и Божественный Основатель Святой нашей Церкви и всех Ея чинов, уставов и последований. Сам во всём присутствует и управляет и на всех изливает вся Божественныя силы, яже к животу и благочестию. А потому, кто призывает Его всемогущее, зиждительное имя, нося его посреди сердца своего, тот, будучи утверждён на том же основании, как и Церковь, необходимо связан с Нею вечным союзом.

Но говоря о молитве, мы не утверждаем того, что одной ея достаточно для спасения, а жить - как хочешь живи - в волях сердца своего и в похотях плоти своей. Нет, так нельзя!... Для этого нужно, по силе возможности, жить благочестиво, исполняя весь закон Евангельский, коего главная сила в любви Бога и ближних. Нужно веровать в Сына Божия - Спасителя нашего,- яко в Бога истинна, от Бога истинна, единосущна Отцу, Имже вся быша, пришедшаго в мир грешныя спасти; приобщатися Святейшаго Тела Его и Пречистыя Крови Его, и всезиждительное имя Его всегда носить во устех своих, ум же и сердце присно глаголя: "Господи, Иисусе Христе Сыне Божий, Богородицы ради помилуй мя, грешнаго".

Нужно молить Господа о том, чтобы дал нам увидеть своё бедственное, греховное состояние, в котором находимся мы все; всю свою нищету духовную, убожество и своё совершенное безсилие в деле добра; чтобы дал нам иметь о сем сокрушенное и болезненное сердце и чувство нужды в Его Божественной всесильной помощи, которую и просить непрестанною молитвою.

Признаемся, что вся забота наша была, при составлении сей книги, о чём и молим Господа Бога - выразить всю нужду, важность и необходимость упражнения Иису-совою молитвою в деле вечнаго спасения для всякаго человека. Потому что, помимо Господа Иисуса - Спасителя Мира, спасение для нас невозможно. Но, как при жизни Спасителя на Земле, мало было людей, веровавших в Него, как Бога и Спасителя Мира, и понимавших Его действительное достоинство; так и теперь мало людей, кои бы от всей души были преданы сему спасительному занятию, знали его истинное достоинство, цену и любили его всею душею, кроме разве только тех избранных от людей, коим дано от десницы Вышняго ощутить сердцем сокрытую в сем делании Божественную силу и Небесное блаженство.

К великому прискорбию нужно признатся, что почти всегда мы замечали, во всю свою жизнь, где бы только не открывали слова о сей молитве, всенепременно встречали вражду от некоторых лиц и даже ожесточённую... Тотчас начинают возражать - почему не говорится о том и о том, а всё о молитве; разве одна молитва спасёт?! Будут укорят, хотя и не в глаза, а после на стороне, но только пред теми людьми, коим преподавалась молитва в слабости жизни, непостоянстве; словом - стараются всесильно ослабить усердие к учителю, и тем подавить желание заниматься Иисусовою молитвою. Видится, что самая речь о ней им неприятна. Они в это время чувствуют себя нехорошо, а потому и стараются, чтобы совсем о ней и не слышать.

Неприязнь на Иисусову молитву, как и всякому понятно, есть дело бесовское. Господь Иисус Христос пришёл в мир разрушит дела диавола, а потому он и старается всевозможно противодействовать сему. Ибо знает лукавый, что молитва соединяет человека с Богом и всецело исторгает его из тёмной власти его; а потому, по свидетельству вел. Макария, ни о чём так не старается, как только, чтобы не допустить человека до молитвы: она для него есть огнепламенный меч.

Но это самое противодействие молитве и ожесточённая борьба злой силы и показывает Божественное достоинство молитвы и ея спасительное на нас действие. Если бы сего не было, то не возставал бы лукавый таким ярым неистовством на молитвенников, кои, как давно замечено, подвергаются особенному гонению и преследованию от нелюбителей сего Божия дела.

Насколько нам пришлось узнать во всё время своей довольно продолжительной жизни в монастыре и пустыне, как от бесед с людьми духоносными, вполне постигшими духовную жизнь в ея коренных основаниях и в ея глубоком внутреннем течении, никому же от людей зримому, а только Всевидцу Богу и самому человеку, имущему в себе сие Божественное течение в вечную жизнь, также от чтения святоотеческих книг и частию от своего опыта, что без молитвы ко Господу Иисусу Христу отнюдь не может быть в нас духовной жизни, ея движения, развития и образования наших внутренних сил, потому что неистощимый Источник всему этому, корень и основание - есть всесильный и вседержавный Господь Иисус Христос, "Един имяй безсмертие, во свете живый неприступнем, Его же никтоже видел есть от человек, ни же видети может" (1 Тим.6:16).

Делая возможно подробное объяснение Иисусовой молитве, слово нашего писания встретило неизбежную нужду коснутся и значения имени "Иисус" единственнаго над Солнцем, о Нем же подобает спастися нам (Деян.4:12), Того имени, коему, по слову Апостола,поклоняется всякое колено Небесных, земных и преисподних (Фил.2:10) и которое, заключая в себе всемогущую силу, сим свидетельствует, что в имени сем, призываемом верующими, пребывает Сам Единородный, воплотившийся нас ради Сын Божий.

Но и здесь опять тоже может быть вопрос: почему-же наше объяснение остановилось на имени "Иисус", когда Сыну Божию принадлежит безчисленное множество имён, и, конечно, все они равны между собою?

Это потому, что имя "Иисус" значит Спаситель, а Он так близок к роду человеческому, нужен ему и составляет для него такую исключительную неизбежность, что без Него даже и помыслить нельзя о возможности нашего спасения. Как Солнце живит и радует в видимой природе всё причастное жизни, так в несказанно большей мере и Господь Иисус Христос оживляет всякую верующую Ему душу Своим животворящим вдохновением, живит и мертвит, низводит во ад и возводит, и всё творит по совету воли Своея. - А воля Его,- по св. Апостолу,- есть святость наша (1 Сол.4:3). Отнимите Солнце от природы, и всё в ней погибнет, замрёт всякая жизнь; - отнимите Господа Иисуса Христа от душ наших,- и они будут мертвы в существе своём, как глыба Земли, имущая только бытие, но чуждая жизни.

В имени "Иисус" находится Своим присутствием Сам Господь Иисус Христос, сладчайший наш Искупитель. А если бы кто пожелал ближе уверится в этом, то ему можно указать слово Господа Иисуса, когда Он, доказывая иудеям истину Своего учения, говорил: всякий, кто хощет творити волю Божию, разумеет о учении сем (Ин.7:17). то есть: из своего опыта; так и здесь,- войди в подвиг делания Иисусовой молитвы, достижение которой, конечно, и возможно только при доброй жизни и при исполнении Евангельских заповедей - достигни живаго Богообщения, соединись своим сердцем с Господом Иисусом Христом; - и тогда увидишь в себе это таинство, недоступное земному ведению и никакой науке мира сего; отнимите Божество от имени Иисус Христосова и оно будет, как и имя всякаго из нас. Тогда какое же преимущество будет сему имени, превознесенному выше всякой твари?.. Но оно дорого нам, как имя Спасителя своего, единение с Ним есть наша вечная жизнь.

Ведение сие особенно нужно для тех из нас, кои вступают в подвиг упражнения Иисусовою молитвою, потому что, при сознании сего, невольно возникает в нас страх Божий, благоговение, внимание и, елико возможно, должное отношение к делу. А это, как нельзя более, способствует правильному течению молитвы и ея утверждению в нашем сердце. Очень великое дело состоит в том, чтобы в имени "Иисус" ощутить действительное присутствие Сына Божия. И это есть высочайшее таинство духовной жизни, которая, как известно, имея своим основанием общение со Христом и единение с Ним духа нашего, от сознания сего как бы естественно получает силу Божественную, всезиждительнию и оживляющую. Словом - воскрешающую её от мертвых. От чего мы вообще бываем немощны, слабы и безсильны в нашем служении ко Господу и во всех наших духовных делах и исправлениях?.. От того, что нет у нас этого спасительнаго, всеоживляющаго сознания. Не только не хотим, но и страшимся сознать присутствие Сына Божия в молитвах к Нему, побуждаемые злыми помыслами и не должным настроением своего внутренняго состояния.

А между тем при сознании, и тем более, когда Господь даст, при ощущеннии того, что в имени своём Он Сам, Божественный Спаситель наш находится Своим страшным присутствием, молитва наша вступает в должный чин. Душа, потрясённая и содержимая страхом присутствия Божия, враз останавливается в своём неудержимом скитании по лицу Земли, собирается в себя всеми своими силами и чувствами, так что там уже нет места злым помыслам и разсеянности ума; а необходимо бывает внимание, благоговение, страх святый, трезвенность и весь собор благочестиваго и добраго настроения. Сердце, как воск от огня растаевает от ощущения близости Сына Божия и от прикосновения к Нему умом и сердцем, как говорит о сем великий Макарий Египтянин. Естественная грубость и дебелость сердца претворяется в духовное свойство - и сочетание его с Господом бывает лживое, действенное и легчайшее: любовь Божия, как внутренний союз, связует дух наш с Богом. Тогда человек увидит в себе дивное изменение: обновление своих внутренних сил, оживление духа, воскресает к истинной жизни, быв дотоле подавлен ея душевно-телесными движениями, входит во свете лица Божия, причащается Святыни Господней, вкушает, яко благ Господь, и живет состоянием премирных сил.

Плотской разум сего положения, что в имени "Иисус" находится Сам Господь Иисус Христос, принять не может, как узнали мы, обращаясь ко многим лицам по сему предмету, потому что он закон Божий читает телесно и не может разуметь, яже суть Духа Божия (I Кор.2:14). Но может ли он отнять сие Божественное чувство у ума верующаго, который зрит Бога, сущаго во всей твари, на Небеси и на Земли, в морях и во всех безднах. Нет ни самомалейшей линии в пространстве, ни единаго мгновения во времени: но все сущее в видимом и невидимом мире - полно присутствием Божества. Как Дух чистейший и безпредельный, Господь весь находится повсюду всем Своим Существом. И без сомнения пребывает им и во святом Своем имени.

Только нужно помнить, говорится в Богословии, что хотя "действие вездеприсутствия Божия является везде, но не на всех степенях сотвореннаго одинаково: иначе оно является в безличных существах и в ином виде в личных; иначе в благочестивых, иначе в злочестивых, там и здесь сообразно с приемлемостию тварей". И вот, может быть истинная причина, по которой не хотят имени "Иисус" давать Божественное достоинство и иметь сие имя как бы и Самого Сына Божия.

Всё Божие для нас непостижимо. Можем ли понять святейшую тайну Евхаристии, в которой Сам Господь Иисус Христос, находясь Своим присутствием, претворяет хлеб и вино в истинное Тело Свое и честную Кровь Свою, то самое Тело, которое родилось от Преблагословенной Девы Марии, жило на Земле, было распято на кресте и страдало,- и ту самую Кровь, которая была пролита на Живоносном древе за живот мира. Вкушая с верою и благоговением сего Святейшаго Таинства, мы приобщаемся духом Божества Христова, а устами и вкушением - Его всепречистаго Тела и Крови. Но всё это верою. Разум и понятие здесь места не имеют.

Святой Апостол говорит, что иудеи распяли Господа Славы (I Кор.2:8). Но понятно всякому, что Господа Славы не только не можно распять, но даже и воззреть на него не может ни одна тварь, по причине неприступнаго света, окружающаго престол Его. Евреи распяли Иисуса Сына Иосифова, Иже от Назарета. Между тем - сей Иисус "Сын Иосифов", действительно есть Царь Славы, но сокрывший её в образе человеческом. Так в Богочеловеке, по причине двух естеств, Божескаго и человеческаго; иногда свойство одного естества берётся в смысл другого, потому что они в одном лице Богочеловека.

Но плотской разум, не признавая за именем Иисус Христовым Божественнаго достоинства, по необходимости, сим низводит его на степень обыкновеннаго имени. И мы вопрошаем его: "На что же ты призываеш сие имя в молитвах своих, начто поклоняешься ему? Чего ради, о имени сем,- по слову Апостола,- поклоняется всякое колено Небесных, земных и преисподних (Фил.2:9-11). И может ли быть что-либо без имени"? Имя выражает самую сущность предмета и неотделимо от него. Так имя "Иисус" значит Спаситель. "Глагол сей имя "Иисус",- говорится в 50-й главе книги Каллиста и Игнатия Ксанфопулов,- мужи, достигшие живаго Богообщения, объемлют и лобызают, как полное делание молитвы, будучи исполняемы радости, превысшей всякаго разума". Почему? Конечно потому, что имя сие есть для них как бы Сам Господь Иисус Христос. Соединяясь с Ним духом своим, они слышат в себе вечную жизнь, а потому и радуются радостию великою и неизреченною.

Имя Божие превознесено повсюду в Писании превыше всего, так как это свойственно и прилично Самому Богу: От восток Солнца до запад,- восклицает в Божественном восторге Богоотец Пророк Давид,- хвально имя Господне; высок над всеми языки Господь, на Небеси слава Его. Кто, яко Господь Бог наш на высоких живый (Пс.112: 3-5). Возвеличил еси над всем имя святое Твое (Пс.и37:2).

Но здесь кто-нибудь может сказать, что не сие имя Иисус так возвеличено и прославлено, а другое, Божеское имя - Ему принадлежащее. Все имена, принадлежащая Богу, равны между собою. Между ними ни ни одного ни большаго, ни меньшаго, как во святей Троице всё одно: и Божество, и величие, и слава, и свойство и сила.

Молитва во имя Христа Спасителя, действуемая во смирении, покаянии, сердечном сокрушении и чистом помысле, соединяет с Ним нашу душу и, находясь в центре, или, что то же, составляя корень и основание духовной жизни, даёт человеку возможность не только видеть, но и содержать, как бы в объятиях, духовную жизнь во всей ея полноте и необъятных пространствах; в ея таинственных глубинах и неизследованных пучинах и во всех ея коренных основаниях, потому что здесь, от единения с Господом, подаются человеку все Божественныя силы, непосредственно почерпаемыя из самого Источника.

Господь Иисус Христос есть Царь Духовнаго Мира, конечно, и всего сущаго: - соединяясь с Ним в молитве духовным общением, мы (некоторым образом), по Его безконечной к нам благости, причастными делаемся всех благ в Нём заключенных, вкушая в самом Источнике вечную жизнь и Небесное блаженство, которое, по разуму церковных учителей, будет состоять в лицезрении Бога и в причастии Его благого Существа.

Господь Иисус Христос есть свет, по Его Божественному о Себе слову: Аз есмь свет мирови (Ин.8:12). Входя молитвою, которая есть устремление ума и сердца нашего к Богу, в сей Божественный свет, мы делаемся, по неизбежности своего с Ним общения, причастными Его невечерних озарений. Тогда Солнце правды просвещает нашу грешную душу блистаниями присносущнаго света... Так что здесь до конца исполняется слово Апостола Иоанна Богослова; свет во тьме (нашего греховнаго состояния) светится и тьма его не объят (Ин.1:5).

Ни сомнения, что можно молиться к Сыну Божию и кроме так называемой Иисусовой молитвы, другими молениями, молитвами и воздыханиями, и даже кто может, без слов,- одним внутренним устремлением духа - чувством сердца. Но сие последнее есть достояние преуспевших; для большинства людей оно не возможно. Как бы ни молились к Сыну Божию, но имя "Иисус Христос" не может быть исключено из наших мо-литв, какого бы свойства и содержания они ни были. Между всеми именами, какия в священном Писании принадлежат Сыну Божию, имя "Иисус" для нас грешных жителей Земли есть самое ближайшее, необходимейшее, наилюбезнйшее и решительно от нас неотступное, и ни в каком разе отнятым от нас быть не могущее, как имя единственное: "о Нем же подобает спастися нам" (Деян.4:14). И по какой бы причине мы стали лишать себя сего имени, когда Сын Божий благоволил возложить его на Себя, принявши в Свою личность наше естество. Если во плоти Христа, по Апостолу, обитала вся полнота Божества, то сие же самое необходимо принадлежит и Его Пребожественному имени - Иисус Христос.

Всё наши молитвы, моления, благодарения и вся Церковь с Своими уставами, чинами, доследованиями и законоположениями, основанием своим имеют Иисуса Христа. Как говорит св. Апостол: "основания бо инаго никтоже может положити, паче лежащего. Еже есть Иисус Христос" (1 Кор.3:11).

Потому Господь, Иисус Христос, есть краеугольный камень, в деле домостроительства нашего спасения:"егоже не брегоша зиждущий". Как и Апостол говорит :"Камень же бе Христос" (1 Кор.10:4). И на сем камени зиждется святая Церковь, Которую, по слову Господа и врата адова не одолеют. Поэтому, чтобы внити в живот, видится вся неизбежност единения наших душ с Господом.

Достопоклоняемое величие имени "Иисус" и его несравнимое превосходство, Небесная высота и воистину Божественное достоинство показано в словах Апостола Павла. Как для Сына Божия равенство с Богом Отцом не было похищением Божеской чести, то и дарова Ему Бог имя, еже паче всякого имени, да о имени Иисусове всякое колено поклонится Небесных; земных и преисподних, и всяк язык исповесть, яко Господь Иисус Христос во славу Бога Отца (Фил.2:9-11). Здесь, как поклонение и исповедание, так и имя Его и Сам Он, Господь Иисус Христос, представлено Алостолом в одном совокупном положении нераздельно.

Для верующаго, любящаго Господа и всегда к Нему молящагося, имя Господа Иисуса Христа есть как бы Сам Он, Божественный Спаситель наш. И действительно, в производстве умно-сердечной Иисусовой молитвы всего лучше ощущается эта высокая истина. Как и говорит о сем св. Иоанн Златоустый; "Непрестанно пребудь в имени Господа Иисуса, да поглотит сердце Господа и Господь сердце, и будут два едино". Видите,- как он сливает во едино имя Господа с Господом, и говорит - нераздельно и совокупно, потому что оно так и есть. И нет возможности отделить в сознании и духовном чувстве сие имя от лица Богочеловека: - при таком разделении вышло бы нечто, совсем несообразное: имя Господа Иисуса было бы далече где-то от Него. Но такая раздельность не даёт нам в духе своём правильнаго ко Господу приближения и сердечнаго с Ним соединения. Ибо, где разделение, там не может быть единства жизни, а где - отсутствие единства и разложение, там нет и истинной жизни.

Когда святой Апостол Пётр исповедал Христа Сыном Бога живаго, то Господь сказал ему, что на сем исповедании Он созиждет Свою Церковь. "Как Я, действительно, есмь Сын Божий и Бог всемогущий, то и созижду её на Себе Самом".

Что же? Разве по плотскому разуму нужно Сыну Божию телесно лечь в основание Церкви... Никак!.. но всё это понимается, видится и чувствуется духовно-невещественно, умозрительно. Бог, имя Его святое и души наши суть мысленные Существа, и всё действо между нами происходит мысленно и не вещественно; но однако же действительно и для духовнаго чувства вполне ощутительно.

Но и помимо всего прочаго, нельзя отделять имени Иисус Христова от святейшаго лица Его - по величию, власти и вседержительству Того, Кому оно принадлежит. Ибо честь имени необходимо относится к лицу, сие имя носящему. Святии мученики страдали за имя Христово. Кто из них отрицался сего имени, тот отрицался Самого Христа и был чужд всего христианства, переходил на сторону врага и был Богоотступник, лишь бы только похулил имя Христово.

Видите - какое отношение имеет имя к Лицу, Коему оно принадлежит. Пожалуй, если смотреть на сие дело с внешней только стороны, то оно так и показуется. Но ведь нужно знать,что в духовном мире всё и понимается, и видится, и чувствуется духовно. Разум здесь имеет свойство не созидающее, а разрушающее, потому что препятствует своими плотскими понятиями непосредственной чистоте духовнаго созерцания, потому-то Апостол и повелевает покорить его в послушание веры. Святой Исаак Сирин говорит: "Если телом, то есть очами плоти, хочешь видеть духов, то к чему и очищение, подвиги и освящение ?!..."

Правду сказать, что только познавший силу имени Иисус Христова и в нём приобщающийся Божества, носящий сие превеликое имя посреди персей своих, как величайшую пренебесную святыню, есть наследник обетованной Земли, ибо семя ея в нем пребывает, и не имать умрети во веки, имея в самом себе присносущный Источник вечной жизни.

Говоря о необходимости Иисусовой молитвы в деле нашего вечнаго спасения, конечно, предполагается, что всякий, желающий войти в подвиг сего упражнения, уже знаком с Христианскою верою и уставами Святой Церкви и, по мере возможности, пребывает в исполнении Христовых заповедей. А потому обо всём этом, как не входящем в план нашего сочинения, мы и не говорим ничего.

Охотно, сознаёмся, что всё сие наше произведение всецело односторонне. Но мы отнюдь и не имели намерения подробно писать о духовной жизни, почитая это дело далеко выше своих сил, тем более, что о нём писано обстоятельно людьми духовными и причастными высшаго ведения и мудрости. Наша цель в своём труде была, как и выше говорено, дать должное место в духовном преуспеянии Иисусовой молитве, показать ея необходимость, важность, высоту и ея воистину Божественное достоинство, непризнаваемое людьми века сего, и даже можно сказать, да, не поставит нам сего Господь, Праведный судия, во грех осуждения, и большинством монашествующаго мира.

Сделан в этом писании краткий очерк Личности Христа Спасителя. Это для того, чтобы всякий, молящийся к Сыну Божию, имел возможность тут же видеть и Его образ, хотя и написанный красками бледными, всеконечно и всецело недостаточными, но усердно и с благим намерением, которое Господь только и взыскует от нас. Приложена статья о Евангелии и о притчах Господних, где доказывается Божественное достоинство Христа, Сына Божия,- особенно разсмотрением Его спасительнаго учения.

Книга сия отнюдь не претендует на учёность, и совершенно не старается о том, чтобы выполнить все требования современной науки относительно логическаго изложения мысли, правильнаго сопоставления периодов и красоты речи. Правда, кто может сие сделать, хорошо, но думается, что и без этого духовный предмет не потерпит урона, если в полной и правдивой речи будет дано ему объяснение, не стесняемое правилами науки.

А потому признаемся, что в нашей книге нет ни систематическаго порядка, ни последовательности предметов; а в некоторых местах даже весьма страдает и грамматическая речь.

Ещё и то в сей книге нашей не совсем одобрительно, что встречаются частыя повторения одного и того же. Это от искренняго желания сильнее напечатлеть в ум читающих всё то, о чём пишется. Всё же, передаваемое от сердечнаго убеждения и личнаго опыта, должно иметь живейший интерес: тем более драгоценный в нынешния времена, что повсюду видится крайнее оскудение всяких стремлений в области духовной жизни.

Вообще же относительно сего находим нужным заметить, что книга наша предназначается не для учёнаго мира - людям, которым действительно повторения досадны, как совершенно не нужныя, потому что они, вследствии развития своего ума, могут хорошо понимать предметы и в их единичном разъяснении. Но не так бывает с людьми простого состояния. Они не только не отягощаются повторениями, но даже встречают их радостно, потому что, не понявши в одном месте, могут понять в другом, в 3-м и в 4-м. И достигнута будет цель книги, которая и писалась, при помощи Божией, не для того, чтоб показать выполнение логических правил, явить красоту и изящество речи, и быть в учёном мире видным членом. Совсем нет. А единственно так или иначе,- как и выше говорили о сем, всевозможными и разнообразными способами и многократными повторениями, именно - уяснить способ производства Иисусовой молитвы; показать всю ея нужду и необходимость в деле нашего духовнаго Богу служения, явить сокрытую в ней полноту духовной жизни. Словом - напомнить, как современному монашеству, так и всем ищущим пути в вечную жизнь древле отеческое учение о умном делании, почти всецело оставленное в нынешнее время и забитое суетою и вещественным житием.

Но и то нужно сказать, что повторение того, что любезно сердцу, не должно быть тяжёлым для человека, любящаго Господа своего. Если человек многократным повторением одного и того же, наконец, уразумет искомый предмет, то не думается, чтоб он стал скорбть о том, что много раз читал одно и то же, а будет благодарен, что постиг желаемое.

К тому же имеем свидетельство св. Апостола Павла. Так он говорит в одном месте: "подражатели мне бывайте, якоже и аз Христу" (I Кор.11:1). А в другом: "таяжде бо писати вам мне убо не леностно, вам же твердо" (Фил.3:1).

Ведь и нам не трудно повторять одно и то же Божественное Имя Сладчайшаго Искупителя нашего - Господа Иисуса Христа, в единословной Иисусовой молитве, потому что сие имя любезно сердцу и составляет его радость, покой и нетленную пищу.

А потому, вследствии сказаннаго, признаемся, что во 2-м издании своей книги мы отнюдь не вынесли из нея повторения, а оставили их неприкосновенными на своих местах.

Не видится при этом излишним сказать ещё и то, что духовн

Источник: http://www.ic-xc-nika.ru/texts/books/illarion/kavkaz/mount0.htm

Категория: Размещенное в Интернете | Добавил: ipcukraine (18.06.2009)
Просмотров: 806 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Истинно-Православная Церковь, Украина © 2018
Форма входа
Логин:
Пароль:
РЕКОМЕНДУЕМ...
Календарь
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Поиск